в

Лиза Башарова: «Мы с Маратом расставили все точки над «і».

alt

В последнее время не проходит и дня без новых подробностей из личной жизни актера Марата Башарова. Сначала ходили слухи о его романе с фигуристкой Татьяной Навкой, потом о беспочвенности этих домыслов. Последней каплей стала информация о расставании Марата с супругой Лизой (хотя официально они зарегистрированы так и не были).

Молодые люди познакомились в 1997 году на съемках фильма «Сибирский цирюльник». Лиза работала заместителем директора картины, а Марат играл одну из второстепенных ролей. Постепенно дружеские отношения переросли в чувства. Для того, чтобы быть с Башаровым, Елизавета развелась с супругом, и переехала к актеру. Более того, она стала его личным агентом. В 2004 году у пары родилась дочка Амели. Казалось, в семье царит гармония, но…. Переломным стал 2006 год. Марата пригласили в ледовом шоу «Первого» канала «Звезды на льду». Не прошло и несколько месяцев с начала запуска проекта, как поползли слухи: у Башарова роман с партнершей по шоу, фигуристкой Татьяной Навкой.

Тяжело было знать, что правда, а что ложь. После двух лет молчания, Лиза решила рассказать обо всем.

 

— Лиза, что побудило вас согласиться на откровенный разговор?

— Честно говоря, надоело врать, потому что врать я не люблю и не умею, но приходилось. Хочется как-то освободить и себя, и Марата с Таней. Ведь доходит до нелепостей. Недавно мне позвонили знакомые: «Ой, купили журнал, а там такие ужасные фото Марата и Навки вдвоем, наверное, фотомонтаж?» Ну что тут скажешь…. Или до сих пор многие по неведению зовут нас вместе на всякие вечеринки, презентации. В конце года пригласили на премьеру фильма, и я без доли иронии предложила Марату: «Идите вдвоем с Таней. «Любовь-морковь 2″ — очень символично». Марат говорит: «Ты что?!» — и я понимаю, что он не сможет ощущать себя там свободно, да и боится, что мне будет неприятно. В общем, мы оказались заложниками сложившейся ситуации. Поэтому для непосвященных я наконец решила расставить все точки над «i». Для себя самих мы это уже сделали раньше.

— Несмотря на тяжелый период в жизни, вы не выглядите ни подавленной, ни растерянной, ни озлобленной… Вы в порядке или просто держите себя в руках на людях?

— Банально, но время лечит. И не только время: ребенок, друзья, работа — все это способствует лечению, главное, не сопротивляться этому. Хотя можно было закрыться, свернуться клубком, уйти в свои переживания… Я считаю, это неправильно, нужно себе помогать.

 
alt 

Может, я сейчас выгляжу какой-то железной леди, но это впечатление обманчиво, ведь были и слезы, и дни, когда не хотелось просыпаться…. Просто эта история началась не вчера, шок от происходящего уже прошел.

 

 alt
 
— А когда все началось? И как вы узнали, что у вашего мужа кто-то появился?

— Я чисто по-женски почувствовала, как говорится, шестым чувством. Это было осенью 2006 года, Марат участвовал в ледовом шоу Первого канала, катался в паре с Татьяной Навкой. Я не сразу поняла, что именно Таня — моя соперница. Была мысль, что это она, но Марат все время представлял ее как супердруга и сумел меня переубедить. Видимо, он сам еще не знал, как все сложится. Не думаю, что у них случилась любовь с первого взгляда, ведь химия между людьми — процесс поступательный. В общем, я видела, что с Маратом что-то творится, сильно переживала. Ну а потом мне в очередной раз попался на глаза его телефон. Понятно же, если возникают подозрения, хочется залезть, узнать, какие там звонки, какие эсэмэски. И вот лежал этот телефон на столе, а я сама себя уговаривала: сейчас быстренько посмотрю и ничего ему не скажу, только для себя. (Пауза.) Ужасно, конечно. Так я наткнулась на незнакомый, безымянный номер, по которому он очень часто звонил…

— …и вы попытались выяснить, чей он?

— Нет. Но однажды…. Тот момент я помню прекрасно. Мы с сестрой сидели в кафе, как раз обсуждали мою семейную ситуацию, и вдруг звонок. Вижу — номер этой мифической женщины! Беру трубку, а там… Навка.

Она в это время была в ледовом турне и спокойно так спрашивает: «Ну, как у вас дела?» «Таня, — отвечаю, — я знаю, что у Марата есть другая женщина, и ты сейчас звонишь с ее номера». Пауза, разъединение…. Так и неясно, случайно или нет, она мне набрала. Я сестре говорю: «Или это Навка, или мистика какая-то — ведь бывает, что телефоны глючит». И слышу: «Не успокаивай себя. Тут все понятно». Естественно, реакция у меня была эмоциональная. Я сказала Марату, что все знаю.

 

— Марат ведь однажды уже давал вам повод для серьезного волнения и ревности, когда начал встречаться с фигуристкой Марией Бутырской?

— Да, та ситуация была словно репетицией этой истории. Наверное, жизнь и вправду идет по спирали. Это началось, когда мы прожили вместе пять лет, и длилось месяца два. Марат то исчезал из дома, то опять возвращался, но я ощущала, что мыслями он совершенно не здесь. Видимо, на родной студии «ТРИТЭ», заметив, как я переживаю, решили меня переключить, и отправили с «Турецким гамбитом» в экспедицию в Болгарию. Марат как раз снимался там же, мы часто виделись, и постепенно все у нас наладилось. После этого и дочь Амели родилась, а он подшучивал: «Может, тут какой-то турецкий гамбит?» А Маша Бутырская… Она повела себя благоразумно, то ли осознав, что у Марата есть я, то ли поняв, что не вынесет жизни с артистом, ведь с ними очень непросто. (Улыбается.)

— Когда вы впервые почувствовали, что с артистами непросто?

— Уже в первый год нашей совместной жизни. Марату предстояли съемки в фильме «Свадьба», и мне передали, будто режиссер Павел Лунгин намекнул, что Башарову надо бы поменьше общаться со мной, а побольше — с Машей Мироновой. Сейчас я вижу, что подход был правильным: молодым, неопытным артистам нужно было сработаться. Но тогда я ревновала к Мироновой страшно.

 
 alt

Позже Андрей Краско, с которым мы были в очень теплых отношениях, не раз шутя говорил мне: «Лизка, вот Башаров тебя бросит, и я на тебе женюсь!» На самом деле он ничего конкретного не имел в виду, просто понимал то, что и я теперь понимаю: ну не могут творческие люди без этого — без флирта, влюбленностей, страсти, романов. Им это необходимо как воздух.

 

 alt
 
— А почему вы с Маратом так и не расписались?

— Выйти замуж для меня никогда не было самоцелью. Скажу честно, у нас с Маратом был всего один разговор об этом — когда мы уже прожили вместе года три. Мне тогда вдруг совершенно по-женски захотелось белого платья, свадьбы. Но вначале не очень было с финансами, потом со временем. Да еще Марат сказал: «В юности я себе пообещал, что до 30 лет не женюсь!» Ну а потом мы к этой теме больше не возвращались. Зачем? Мы и так прекрасно жили. Главное, не штамп, а отношения между людьми.

— Зато ради мужа вы приняли ислам.

— Да, ради него и его мамы. Он ведь у нее единственный и, конечно, в идеале женой сына она хотела видеть татарскую девушку, единоверку.

Тем более раньше она мне не раз говорила: «Ты все равно не поймешь мусульманина! Не поймешь!» В общем, я хотела сделать ей приятное. К тому же в это время мы ждали ребенка, которого после рождения собирались посвятить в ислам, а для этого сами сначала должны были стать мужем и женой по мусульманским обычаям. И я приняла ислам, хотя в принципе не отказывалась от христианства и не давала себе установку, что, выбирая одно, отвергаю другое. Для меня действительно Бог един, а как его называть — неважно. А теперь, когда мы больше не муж и жена…. Наверное, нужно вернуться в христианство. Схожу в церковь, поговорю с батюшкой, а потом все решу окончательно.

— Вы сказали: «Мы больше не муж и жена». Это ваше обоюдное решение?

— Да, обоюдное.

 

— А почему все так долго тянулось? Ведь перемены в семье вы оба скрывали почти два года.

— Прожив вместе восемь лет, став абсолютно родными людьми, мы не смогли резать по живому — расставание было для нас процессом болезненным. Марат повторял: «Не знаю, что делать, — мне тебя жалко. Я хочу, чтобы все были счастливы». И в какой-то момент я предложила: «Давай, не сжигая мосты, подождем год. Ты посмотришь, как будут развиваться ваши отношения». Все оказалось серьезно. Но время шло, Марат разрывался между мной и Таней, неопределенность тяготила, и тогда я сказала: «Пожалуйста, реши: с кем ты все-таки хочешь быть — со мной или с ней?» И он ответил: «С Таней».

 
 alt

После этого разговора мы в последний раз появились на публике вместе как пара: взяли Амели и поехали в июне 2008 года на «Кинотавр». С тех пор Марат и Таня живут вместе.

— Неужели вы не боролись за свою любовь?

— Боролась. Пусть никому не кажется, что мне все равно. У меня была совершенно нормальная женская реакция: как, почему, чем она лучше меня? Я не верю, что чья-то жена скажет: «Ой, ну раз ты встретил такую распрекрасную, то, конечно, иди к ней!» При этом я понимала, что у меня действительно серьезная соперница. В желтой прессе писали, будто бы я даже прибегла к черной магии. Чушь! Я в это абсолютно не верю. Просто я старалась не терзать Марата, не устраивать сцен, а сама пыталась понять, что у них с Таней происходит, и убеждалась — все хорошо, не в мою пользу, как бы я не надеялась. А тут уж борись не борись — насильно мил не будешь.

 

alt 
 
— А вы бы смогли все простить, если бы Марат решил вернуться?

— Нет, потому что как прежде, уже никогда не будет. Разбитого не склеишь. Когда я это окончательно поняла, то решила: никому не будет лучше, если я стану его держать, если попытаюсь все у них разрушить. К тому же я просто поставила себя на его место, и мне стало так его жалко — ему же надо помочь! А вдруг бы со мной случилось такое же? Это же счастье, что он встретил своего человека, без которого жить не может, — я вижу, как ему с ней хорошо. Поэтому я искренне надеюсь, что у них все всерьез и надолго. Может, и свадьбу сыграют? Ведь Марат столько раз женился в кино — и в «Свадьбе», и в «72 метрах», и в «Охоте на изюбря», но в жизни такого события у него еще не было. А ему так идет костюм жениха! (Улыбается.)

— Какими теперь будут ваши профессиональные отношения?

— Надеюсь, прежними: мы договорились, что я останусь его агентом. Мы вместе выросли в профессии. Я всегда билась и по-прежнему буду биться за него с той же силой, что и раньше, отстаивая его интересы, гонорары.

— А как вы представляете себе дальнейшее общение Марата с дочерью?

— Естественно, Марат всегда будет нашим папой. Они с Амели обожают друг друга.

При любой возможности он с радостью приезжает к нам, может играть с дочерью часами или поехать с ней куда-то без всякого сопротивления с моей стороны. Многие ужасаются, делая большие глаза, но я даже отпускаю их всех вместе отдыхать. В смысле, с Таней. Амели же понимает, что мама это мама, папа это папа, а Таня — папина женщина. Так что этим летом Марат с Амели и Таня с дочкой Сашей ездили на море. Девочки подружились, хоть Сашенька и постарше. Марат мне потом рассказывал: мол, Таня сказала, что она бы на твоем месте не смогла ребенка отпустить. Но я не вижу в этом криминала. Что делать, если жизнь совершила такой поворот? Сейчас они опять отдыхают все вместе. А почему нет?! Если у меня кто-то появится, неужели я не захочу взять дочку с собой?

— То есть в принципе вы уже готовы начать устраивать свою личную жизнь?

— (Смеется.) А ведь действительно женщине в такой ситуации глобально помочь может появление в ее жизни другого мужчины. Как говорится, клин клином. Но это должно быть ни в коем случае не в отместку, не специально. Зачем?! Пусть новая история возникнет сама. Я уверена, что когда-нибудь это случится. Ну а пока можно разобраться в себе, можно самосовершенствоваться. У меня столько идей возникает: хочется снять кино, хочется рисовать, и столько энергии накопилось! Я летаю как на крыльях в предчувствии любви.

Звездные собаки

Сергей Жигунов влюбился в итальянку